Приятного прочтения.

ГОМЕРОВСКАЯ  ГРЕЦИЯ

Только от времени до времени отдельные родовые общины объединяют свои силы для совместных военных предприятий,—подобный случаи и положен в основу повествования  «Илиады». Но и под стенами Трои предводители отдельных отрядов,  вошедших в состав объединенного ополчения,  ревниво продолжают оберегать  свою самостоятельность.  Власть Агамемнона, получившего командование над всем ахейским войском, не отличается ни широтой полномочий, ни особым  авторитетом. Все важные вопросы,  связанные с ведением  войны,  решаются им не единолично,  а на собрании  «ахейских сынов кудреглавых», и то только после совета с «благородными» и «скиптроносными»  старейшинами,   такими же басилеями,   как и сам   Агамемнон. Характерно, что на одном из таких собраний Ахилл   считает   возможным говорить с Агамемноном в присутствии воинов такими словами:   «О, винопийца   со взорами пса, но с душою оленя!»  («Илиада»,  1, lib), «Царь-пожиратель народа!» («Илиада», I, 231). Обособленность отдельных воинских отрядов   сказывается   и   на   общей организации   объединенного   ахейского ополчения. Отсутствует  общевойсковая казна. Военная добыча немедленно распределяется между предводителями отрядов или попадает непосредственно в руки того, кто одержал победу над врагом. Среди рядовых воинов сохраняются присущие им  племенные подразделения.   «Воинов,  Атрид,—говорит Агамемнону   Нестор,   служащий у Гомера  олицетворением   древней мудрости — раздели   ты на их племена и колена.   Пусть   помогает   колено колену и племени племя»  («Илиада»,  II, 362). Таким образом,   даже при осуществлении   совместного   военного   предприятия   сепаратизм,  свойственный общинам в мирном быту, продолжает существовать, и отдельные части ахейского ополчения не сливаются в единое   целое.   Даже   в   тех случаях, когда в общественной и хозяйственной жизни общин гомеровского времени начинают  намечаться  предпосылки,   ведущие  к  образованию   объединении более   широкого   характера — объединений   территориальных   и    политических— внутри этих объединений нового типа «роды, фратрии и племена все же еще вполне сохраняют свою самостоятельность»1. Таким образом, род, фратрия,  как  объединение нескольких  родов,  фила,   как   объединение   нескольких фратрий, сохранившиеся в виде пережитков во многих греческих полисах  более  позднего  времени,  в  век  Гомера   являются   еще   основным общественным делением.

Родоплеменной  характер   социального   строя  гомеровской Греции сказывается во всех областях организации     общественной жизни. Так, например, человек, утративший по каким-либо причинам связь со своей родовой организацией и вынужденный искать пристанища на чужой стороне, оказывался на положении всеми презираемого, безродного скитальца. Оскорбленный Агамемноном, Ахилл говорит ему:

«Сердце мое раздирается гневом, лишь вспомню о том я,

Как обесчестил меня перед целым народом ахейским

Царь Агамемнон, как будто бы был я скиталец презренный!»

(«Илиада», IX, 646—648; ср. XVI, 59)

С другой стороны, самый факт появления таких стоящих вне рода «скитальцев» свидетельствует о начале социальной дифференциации, о возникновении, наряду с родовыми, новых общественных отношений.

Защиту интересов своих сочленов перед «внешним миром» осуществляет фратрия. Никаких других органов, выполняющих ту же функцию в более широких пределах, выходящих за грани родовой организации, гомеровская Греция не знает.

Оглавление

О книге.

Книга "Древняя Греция" выпущена издательством академии наук СССР в Москве в 1956 году.

Ответственные редакторы: академик В.В. Струве; доктор исторических наук Д.П. Каллистов.