Приятного прочтения.

ЭГЕИСКИИ МИР В III —II ТЫСЯЧЕЛЕТИЯХ ДО Н.Э.

Во времена Эхнатона (1424—1388 гг.) в столице его Ахетатоне была широко распространена микенская керамика. На изделиях микенских мастеров, найденных в самой Греции, также можно заметить некоторое влияние египетской культуры.

В эту пору расцвета и широкого распространения микенской культуры материковая Греция в некоторых отношениях обгоняет Крит. Если раньше, :в конце XVI и XV вв. до н. э., когда влияние Крита на материк было наиболее сильным, микенские культурные заимствования не представляли собой механического перенесения чужеземной культуры на другую почву и, например, в фресковой живописи на стенах микенского и тиринфского дворцов критская художественная техника, как мы уже заметили, сочеталась с местными сюжетами, то теперь наблюдается как раз обратное.

С конца XV в. фрески самого Кносса обнаруживают на себе следы влияния искусства материковой Греции. То же можно сказать и о критской керамике, которая также испытывает на себе влияние микенских форм и стилистических приемов, в области же строительного искусства и строительства .дорог материковая Греция значительно обогнала Крит.

В свете новых археологических исследований и дешифровки микенской -письменности нельзя не поставить вопроса о критическом пересмотре прежнего, в свое время выдвинутого Эвансом, взгляда на микенскую культуру, как на лишенное всякой оригинальности ответвление критской. Присущие микенской культуре черты глубокой самобытности показывают, что в материковой Греции существовали собственные прочные традиции, уходящие своими корнями в глубокую древность, свой собственный путь развития. Дорийское вторжение замедлило это развитие, на некоторое время отбросив материковую Грецию назад, но не прервало. Последующий период многое наследовал от * микенской эпохи, например микенские орудия труда — плуг, гончарный круг, парусный корабль, некоторые типы оружия и т. д. Но самое главное заключалось в том, что наступивший вслед за микенским новый так называемый гомеровский период был уже веком железа.

До недавнего времени наши представления о микенскои религии почти полностью базировались на материале археологических исследований и раскопок. Так как многие из археологических памятников, в большей или меньшей мере отражающих микенские религиозные представления, по времени относились к периоду наибольшего влияния Крита на материковую Грецию, ряд ученых пришли к выводу о чрезвычайной близости микенской религии к религии критян. Вряд ли это мнение может быть оставлено без критического пересмотра, особенно теперь, когда на найденных в Пилосе табличках были прочтены имена богов, хорошо нам известных по позднейшей религии греков: Зевса, Геры, Посейдона, Ареса, Диониса. Если эти имена прочтены правильно, можно прийти к выводу, что пантеон олимпийских богов начал складываться еще в микенское время в среде ахейского населения, что он пережил дорийское вторжение и затем был унаследован гомеровским обществом.

По всей вероятности, наряду с этими религиозными представлениями в микенское время одновременно бытовали еще многие пережитки древнего-фетишизма.

Совершенно несомненно также, что в микенском обществе получили широкое распространение вера в загробную жизнь и культ мертвых, памятниками чего остались микенские гробницы. Судя по отдельным случаям находок в этих гробницах остатков трупов, можно думать, что древние микенцы были знакомы с некоторыми приемами бальзамирования по египетскому образцу.

Оглавление

О книге.

Книга "Древняя Греция" выпущена издательством академии наук СССР в Москве в 1956 году.

Ответственные редакторы: академик В.В. Струве; доктор исторических наук Д.П. Каллистов.