Приятного прочтения.

СПАРТА, КРИТ, ФЕССАЛИЯ И БЕОТИЯ В 1Х-НАЧАЛЕ V В. ДО Н. Э.

На обязанности басилеев лежало также наблюдение за правильностью распределения и использования земельных наделов в спартиатском коллективе. Эта функция, естественно, должна была вытекать из положения баси-леев, возглавлявших этот военно-организованный коллектив. В позднейшее время, как сообщает Геродот, спартанские басилеи распоряжались и выдачей замуж девушек, ставших наследницами родовых клеров.

Власть басилеев, как уже отмечалось, была тесно связана с герусией, состоявшей из 28 старцев не моложе 60 лет, которые в исторически известное нам время были выборными. Вместе с входившими в нее басилеями герусия ведала делами спартанской общины. Она была верховным судом и военным советом. В этой последней роли герусия являлась органом лишь совещательным. В представлениях позднейших греческих историков герусия была неотъемлемой частью спартанского строя, созданного легендарным законодателем Ликургом, что указывает на древность ее происхождения.

Верховным органом спартанского государства было народное собрание — апелла — состоявшее из всех полноправных спартиатов, достигших совершеннолетия. Фактически роль апеллы в политической жизни Спарты была! невелика, так как она не располагала законодательной инициативой. Выступали на этом собрании толыф басилеи и высшие должностные лица. Собравшиеся реагировали на выступления выкриками. Большинство признавалось за той стороной, которая кричала громче. Даже Аристотель, весьма симпатизировавший государственному строю Спарты, называл такой способ ведения народного собрания «детским». Следует думать, что апелла в IX VIII вв. до н. э. вряд ли являлась более совершенным и развитым политическим органом, чем во времена Аристотеля. Однако весьма вероятно, что в период становления спартанского государства апелла играла значительно большую политическую роль, чем впоследствии.

Особенностью спартанского государственного строя было существование коллегии пяти эфоров. Позднейшие греческие историки больше всего колебались в оценке этого органа и в определении времени его происхождения. Одни из них рассматривали его как основной устой спартанского строя, другие, наоборот, считали введение коллегии эфоров позднейшим добавлением к ранее сложившейся государственной организации. При этом, по мнению одних авторов, коллегия эфоров являлась органом, спасительным для государства, тогда как другие рассматривали ее как учреждение, вредное и несоответствующее основным принципам спартанского строя. Эта дискуссия в античной исторической и политической литературе носила отнюдь не академический характер, но была порождена острой борьбой между сторонниками олигархии и демократии в Греции IVIII вв. до н. э.

Уже одно это отношение к эфорату позволяет думать, что он играл очень существенную роль в политической жизни Спарты. Однако эфорат, пови-димому, не сразу приобрел влияние в Спартанском государстве. В древнейших спартанских исторических преданиях на первом плане выступают не эфоры, а басилеи. Эфорат, очевидно, возник, как орган представителей пяти «деревень», поселений, на которые делилась Спарта.

В дальнейшем коллегия эфоров была в достаточной мере независимой и от герусии и от басилеев. Больше того, эфоры даже формально были противопоставлены этим властям: при вступлении в должность они заключали своего рода договор с басилеями, гарантируя им власть, если они будут соблюдать законы. На эту особенность спартанской государственной организации, придававшей ей черты известной двойственности, обратил внимание еще Аристотель. В своей «Политике» (V, 9, 1) он пишет: «...царская власть там была поделена между двумя липами... Феопомп сократил в свою очередь прерогативы царской власти различными мерами, в том числе учреждением эфории». Таким образом, коллегия эфоров являлась одним из основных органов Спартанского государства.

Оглавление

О книге.

Книга "Древняя Греция" выпущена издательством академии наук СССР в Москве в 1956 году.

Ответственные редакторы: академик В.В. Струве; доктор исторических наук Д.П. Каллистов.