Приятного прочтения.

ГОМЕРОВСКАЯ  ГРЕЦИЯ

XIV, 202 ел.).

Труд рабов применялся и в сельском хозяйстве и в скотоводстве. В «Одиссее» встречаются упоминания о пастухах, о свинопасах, значительно реже о рабах, занятых на полевых работах и в саду. Главная роль в хозяйственной деятельности, однако, еще полностью принадлежала свободным.

Выяснение удельного веса труда несвободных в общественном производстве, так же как и установление численности рабов в отдельных хозяйствах, наталкивается на непреодолимые трудности. В поэмах ничего определенного об этом не говорится; когда же в них приводится число рабов, неизменно фигурирует одна и та же цифра 50, причем она относится только к рабам, непосредственно используемым в самом доме. И в «Илиаде» и в «Одиссег» о рабах упоминается сравнительно редко. На этом основании можно думать, что рабство в гомеровской Греции еще не достигло большого развития.

Это подтверждается общим строем хозяйственной жизни, носящим ярко выраженный натуральный характер. Каждое отдельное хозяйство обслуживало себя почти целиком собственными силами, не нуждаясь в систематическом обмене с другими хозяйствами. Труд каждого отдельного земледельца еще не был в гомеровское время направлен на производство товаров, но преследовал более скромную цель — прокормить себя и свою семью. В крупном хозяйстве басилея, использующего рабов и наемников, продукты, добываемые на полях, также шли прежде всего на удовлетворение нужд самого хозяина, его многочисленных гостей, домочадцев, рабочих и дворни.

Трудом, впоследствии считавшимся уделом рабов и черни, в век Гомера занимались все слои общества, начиная с высших. Ахилл и Патрокл сами приготовляют для своих гостей пищу и питье («Илиада», IX, 205 ел.), хотя в других случаях этим делом заняты рабы и рабыни. Молодые, «бессмертным подобные» братья царевны Навсикаи распрягают из ее колесницы мулов, ранее запряженных туда рабами («Одиссея», VII, 5 ел.; VI, 71 ел.). Сама «видом подобная богине», Навсикая вместе со своими рабынями стирает белье, а потом купается и играет с ними в мяч. Прядением в богатых домах занимались рабыни, но за этой работой мы застаем и супругу царя Одиссея Пенелопу. Не менее знакомо это искусство и супруге Гектора, Андромахе. Хозяин роскошного дома Лаэрт работает вместе со своими рабами в саду и огороде, а Одиссей сам ходит за плугом. Одиссею хорошо знакомы и другие виды труда. Он сам делает себе кровать и обнаруживает незаурядное уменье и опыт при сооружении плота («Одиссея», V, 243 ел.). Участвуя в общей работе плечом к плечу со свободными, раб гомеровского времени, очевидно, не мог быть существом, по определению Аристотеля, «настолько лишь причастным к разуму, чтобы понимать разумное, но не настолько, чтобы самому обладать разумом». Подобного, столь характерного для времени Аристотеля, отношения к рабам в гомеровском эпосе нельзя обнаружить и следа. Наоборот, в образе раба-свинопаса Евмея в поэме выведен мудрый советник и друг Одиссея. Он пользуется неограниченным доверием своего господина; его попечению вверены стада и имущество, которыми он распоряжается в достаточной мере самостоятельно. Так, например, «не спросясь ни царицы, ни старца Лаэрта» («Одиссея», XIV, 8), он строит дом и также без согласования со своими хозяевами покупает себе раба. Когда же к Евмею в образе странника приходит Одиссей, он не останавливается перед тем, чтобы зарезать для своего гостя лучшую свинью из хозяйского стада и вместе с ним насладиться едой   («Одиссея»,  XIV, 414 ел.).  При

Оглавление

О книге.

Книга "Древняя Греция" выпущена издательством академии наук СССР в Москве в 1956 году.

Ответственные редакторы: академик В.В. Струве; доктор исторических наук Д.П. Каллистов.