Приятного прочтения.

СПАРТА, КРИТ, ФЕССАЛИЯ И БЕОТИЯ В 1Х-НАЧАЛЕ V В. ДО Н. Э.

Присущие же ей характерные особенности, отличавшие ее от окружающих общин, возникают позже. Повидимому, только позднее это объединение получило название «общины' равных» или общины спартиатов. Именно этот военно-организованный коллектив распределил земли долины Еврота между отдельными семьями на равные наделы — клеры, поступившие в наследственное пользование каждой семьи. Права верховного собственника, однако, сохранились за общиной спартиатов, осуществлявшей постоянный и реальный контроль над владельцами наделов.

Покоренное спартанцами земледельческое население, получившее название илотов, было прикреплено к клерам, на территории которых ему надлежало, под контролем специально уполномоченных государством лиц, вести хозяйство. Самим спартанцам длительное пребывание на их клерах было запрещено.

О первоначальном положении илотов нам известно весьма мало. По-видимому, лишь в следующем, VII в., положение порабощенных илотов приблизилось к положению рабов. Однако в отношениях к илотам и рабам наблюдаются коренные различия. Илоты не только не представляли собой частной собственности спартиатов, но и не эксплуатировались ими непосредственно, поскольку спартиаты не могли жить на своих клерах и, следовательно, не могли непосредственно вести свое хозяйство; илоты, таким образом, самостоятельно вели хозяйство на клере и в порядке государственной повинности должны были отдавать спартиатам определенную часть урожая. Только государство обладало властью над жизнью и смертью илотов. Это выражалось в существовании государственного обычая криптий (см. ниже), а также в том, что эфоры при вступлении в должность совершали обряд «объявления войны» илотам. Нельзя назвать илотов в полном смысле слова и государственными рабами, так как продажа илотов государством фактически была невозможна. Наряду с илотами, в Спарте существовали и рабы в буквальном смысле этого слова. Позднегреческий писатель Поллукс, автор своего рода толкового словаря, так определяет илотов: «Среднее положение между рабами и свободными занимали лакедемонские илоты, фессалийские пенесты и критские клароты и мноиты».

Третьим составным элементом слагавшегося Спартанского государства были автономные общины периойков, обитавших в крупных поселениях частью торгово-ремесленного характера на морском побережье и по западным склонам Парнона, а также в области Скиритис — в северной части Ла-конской долины. Земли периойков были резко отграничены от земель, захваченных спартиатами и населенных илотами. Упомянутый уже греческий историк Эфор пишет, что периойки были первоначально совершенно равноправными со спартиатами и что только царь Агис сделал их данниками Спарты и лишил политических прав. Эфор рассказывает далее, что периой-ками стали не прежние неравноправные со спартиатами ахейцы, а чужеземцы, водворившиеся в покинутых ахейцами поселениях (FHG, I, 237; Страбон, VIII, 5, 4). Основываясь на этих данных, можно думать, что периойки не сразу были включены в Спартанское государство, а сначала и^ общины, особенно приморские, были на положении союзников спартанской военной общины, которая позднее подчинила их себе. Позднейшие греческие географы и историки сообщают, что в Спарте существовало сто периойкских поселений, многие из которых были весьма древними. Таким образом, область, занятая периойками, была густо заселена и имела важное значение в последующем развитии Спартанского государства.

Спартанское государство IXVIII вв. до н. э. представляло собой, как уже говорилось, прежде всего военную организацию. Эта организация возглавлялась двумя царями — басилеями из династии Агиадов и династии Ьврипонтидов. Два басилея стояли во главе спартиатской общины, как верховные военачальники. Однако их власть была реальной только во время военных походов против внешнего врага. Во внутренней жизни государства они играли незначительную роль. Оба басилея входили в состав герусии — совета старейшин (геронтов). Одновременно они являлись жрецами двух различных культов Зевса.

Оглавление

О книге.

Книга "Древняя Греция" выпущена издательством академии наук СССР в Москве в 1956 году.

Ответственные редакторы: академик В.В. Струве; доктор исторических наук Д.П. Каллистов.